Иммануэль валлерстайн конец знакомого мира концепция

Валлерстайн И. Конец знакомого мира: Социология XXI века | newsglamomar.tk

Иммануэль Валлерстайн родился 28 сентября года в Нью-Йорке. В книге "Конец знакомого мира" Валлерстайн продолжил мысль. концепции ( то есть, которые пытаются объяснить мир в целом) легко. Иммануэль Валлерстайн. Конец знакомого мира: Социология XXI века/Пер, с англ. под социальные процессы, характерные для современного мира. Иммануэль Валлерстайн=Конец знакомого мира: Социология XXI века/Пер. с англ. под и растущее признание в Европе получили две концепции.

Домашнее хозяйство рассматривается Валлерстайном "В истории капиталима" как самостоятельная экономическая единица, часть мирового хозяйства.

С этой точки зрения марксизм не пытался взглянуть на капитализм. Своебразной идеологией капитализма Валлерстайн назвал универсализм. Универсализм это основа для превращения всех вещей в товары. Важное составляющая универсализма - это преписывание всем членам общества в первую очередь экономических ролей.

Причем таким образом, чтобы сразу распределить роли эксплуатируемых и эксплуататоров. Ты - должен продавать мобильные телефоны и это круто. Ты - должен стоять за станком.

Кургинян о выступлении Валлерстайна на Гайдаровском форуме. Январь 2015

Ну а ты - вообще не местный без прописки: В конце ых Валлерстайн совместно с Этьеном Балибаром издал книгу "Раса, нация, класс: В она была издана на русском языке. В ней авторы изложили следующие мысли. Указывается как плохо открывать границы, как чужды иммигранты, их образ жизни и пр.

Чтобы народ постоянно воспроизводил себя как национальное сообщество необходимы постоянно политические меры. Основы гегемонии национализма - институты школы и семьи, которые постоянно воспроизводят эффект единства.

Классовое, национальное, расовое в реальной жизни тесно переплетаются друг с другом. Например, иммигрант - категория, сочетающая этнические категории с классовыми.

В начале ых Валлерстайн написал еще ряд статей, которые вошли в основу книги "После либерализма".

Иммануэль Валлерстайн: "Капитализм в ближайшем будущем исчерпает свой потенциал"

Вопреки сложившемуся привычному мнению, Валлерстайн утверждает, что распад Советского Союза не сколько доказательство "краха социализма", сколько начало краха либеральной доктрины. Валлерстайн пишет, что мы живем в своеобразную эпоху "группизма".

Образуется множество групп, носящих защитный характер. Самые разные движения - за права женщин-рожениц, за права автомобилистов, за права животных, за права обманутых вкладчиков и пр. Образование этих групп свидетельствует о том, что либерализм не способен обеспечивать безопасность людей. Места либералов повсеместно занимают консерваторы. Особенность этой эпохи в том, что нужно бороться или за краткосрочные или долгосрочные цели.

Тем, кого раньше выталкивали на обочину современной миро системы, пришло время наступать на всех фронтах. Сегодня перед ними уже не стоит легкая цель достижения государственной власти. Им предстоит сделать нечто гораздо более сложное: В книге "Конец знакомого мира" Валлерстайн продолжил мысль. Убеждая, что современная система вступает в критическую фазу, он пишет, что должна в этой ситуации должна меняться и роль гуманитарного знания. Интересно, что одна из глав этой книги называется просто и ясно: Почти на протяжении всего своего долгого научного опыта Валлерстайн утверждал, что современная мировая система возникла на одной из частей планеты в далеком шестнадцатом веке.

Постепенно она разрослась до такой степени, что смогла включить в себя всю территорию земного шара. Сегодня эта система находится в кризисе, который приведет к появлению чего-то иного. Фейерабенда этот тезис был неверен и нов. Сейчас он неверен и ненов. Во-вторых, Валлерстайн не приемлет детерминизм, который знает только в одной, абсолютной лапласовской форме.

  • Валлерстайн, Иммануил
  • Валлерстайн И. Конец знакомого мира: Социология XXI века

Если мы создаём будущее, значит, оно недетерминировано. Неопределённость и предопределённость исключают друг друга. Пригожина, в синергетике которого ему видится не только новая научная дисциплина, но и новая методология науки — то есть философия. Согласиться с этим невозможно. Но наука, отрицающая детерминизм, — такая же нелепость, как наука, отрицающая познание. Поэтому всё, что может сказать Валлерстайн, это: Но такой язык вернее — метод уже.

Иммануил Морис Валлерстайн - биография, труды | Персоналии | ПолитНаука - изучай и властвуй

Однако он Валлерстайну неизвестен. Синергетика в решении философских проблем ничем помочь не может как раз в силу своей недиалектичности. В эволюции — только предопределённость; в бифуркации —только неопределённость [6]. Диалектика подходит к этому вопросу. Вероятность — проявление необходимого в случайном, предопределённости — в неопределённости. Будущее одновременно предопределено и неопределено. Люди творят историю, но не произвольно, а в рамках возможного. Увы, эти азы марксизма Валлерстайну незнакомы.

Узнает он их когда-либо или нет, в любом случае его претензии на создание индетерминистской науки об обществе останутся в истории мысли курьёзным недоразумением. Как социолог он обладает двумя привлекательными чертами: Для КМЭ существовала задача не только внешней экспансии, но и внутренней — интеграции трудящихся в свою политическую систему.

Она решалась с помощью либеральной идеологии. В — годах либерализм безоговорочно господствует, влияя на своих идеологических конкурентов и порождая сначала либеральных консерваторов Дизраэли, Бисмарк, Наполеон IIIа затем и либеральных социалистов Бернштейн, Жорес, Каутский. Целью либералов и их союзников являлась интеграция рабочего класса ядра в политическую систему капитализма. Первым средством было всеобщее избирательное право, организованное таким образом, что результаты его осуществления приводили лишь к минимальным изменениям государственных институтов.

Вторым — передача рабочим части прибавочного продукта, но так, чтобы основная часть сохранялась в руках господствующих слоев. Цель была достигнута — рабочий класс ядра утратил революционность. Валлерстайн преподносит эти события так, как будто рабочий класс не добивался всеобщего избирательного права и социальных гарантий, а был отвлечён ими буржуазией от главной задачи — уничтожения капитализма.

Такой взгляд явно антиисторичен — рабочий класс XIX века при тогдашнем уровне развития производительных сил не мог уничтожить КМЭ, но мог вырвать в упорной борьбе определённые уступки у буржуазии. Эти уступки были шагом на пути изживания капитализма, хотя, конечно, буржуазия сделала всё, чтобы её отступление было минимальным. После первой мировой войны целью буржуазии стала идеологическая интеграция трудящихся полупериферии и периферии. Средства этой интеграции были продолжением прежних средств: Авторами этих средств И.

Заметно, что Валлерстайн снова видит лишь уловки буржуазии и не видит реальной борьбы угнетённых в данном случае — народов периферии за свои права. Естественно, они не в силах добиться максимума — гибели КМЭ желаемой не столько ими, сколько левой интеллигенцией ядра, подобной Валлерстайнуно то, что они заставляют буржуазию идти на уступки, — уже прогресс. Национально-освободительные силы, приходя к власти, вынуждены были подчиняться законам КМЭ. Валлерстайн подчёркивает, что Маркс был прав, говоря, что капитализм ведёт к абсолютному, а не только относительному обнищанию большинства.

В ситуации, когда капитализм не в состоянии обеспечить большинству населения Земли сносные условия жизни, неизбежны окончание его мирного господства и исчерпание господствующей идеологии — либерализма.

Такое исчерпание наступает в — годах. Думаю, что реальность сложнее: Очевидно, не антисистемные силы, раз КМЭ устоял и даже стал более агрессивен. Тем не менее воздействие её продолжалось значительно дольше. Оно низвергло с пьедестала реформистский центристский либерализм как господствующую идеологию Дальнейшее расширение политических прав и перераспределение материальных благ поставят под угрозу систему капиталистического накопления.

Теперь буржуазия будет опираться только на силу. Решающим поворотом в политике ядра КМЭ Валлерстайн считает войну в Персидском заливе года, когда Юг открыто выступил против власти Севера на глобальном уровне и проиграл. В будущем Валлерстайн видит три варианта борьбы периферии против центра: